Конец эпохи материального

Пару недель назад в своем инстаграме я проводила опрос, кто о чем жалеет в своей жизни. Конечно же, я отвечала на вопрос и сама. Оказалось, что среди прочих не очень существенных глупостей, в моем недлинном списке значится пункт «слишком много денег и времени тратила на одежду».

fb49108afe8aaa05c9541649455b307e

Мое взросление пришлось на дефицитные 90е, когда достать что-либо можно было только по блату, а качественные вещи были вообще праздником. Их берегли, за ними ухаживали и не дай Бог было что-то выбрость. «Еще пригодится» — мантра всех, кто застал СССР и голодные перестроечные. И сколько не пытайся вытравить из себя эту советскую запасливость, сколько не выкидывай ненужные вещи по методу Мари Кондо, но рано или поздно мысль «ой, надо купить, а то не будет» стрельнет  в твою голову прямо в магазине. И тут все – привет, захламленная квартира и забитый шкаф. Вторая странная привычка из прошлого — это «статусность» вещей. В нулевых, если на тебе не было правильных часов или туфель/сумки/костюма, тебе могли просто не заплатить денег за работу и не пригласить в нужное место. Скажите, кому сейчас нужны статусные шмотки после того, как самые богатые люди планеты ходят в серых футболках и контракты подписывают в электронном виде? Ну ок, исключение в виде нью-йоркских юристов допускается, просто они пока не придумали, как по-другому показать уровень своих гонораров. Джинсы за 200 долларов и за 20 носятся практически одинаково. Вопрос ведь не в цене. Но у рожденных в советское время опять же включается приобретенная в эпоху первого китайского импорта мысль, что «дешевое хорошим не бывает».

У миллениалов, например,  все по-другому. Среди других существенных отличий, они не понимают, зачем что-то покупать впрок или хранить устаревшее. Для них мир – огромный супермаркет с чудовищным выбором товаров и возможностей, куда можно наведаться в любое время и выбрать то, что нужно именно в этот момент. Примечательно, что они так относятся не только к одежде, но и карьере (но сейчас не об этом). Они покупают копеечные вещи на aliexpress и пользуются самой последней моделью телефона. И не заморачиваются, что одно якобы не сочетается с другим. И то, и другое они выберут просто потому, что «нравится». Правда, при таком наплевательском отношении к вещам миллениалы продолжают ценить деньги, чему есть свое объяснение.

Обо всем этом я думала, когда гуляла в Париже по улице с магазинами. Огромный выбор одежды, косметики и обуви кружит голову и по большому счету с определенного момента заставляет покупать не больше, а наоборот, меньше. Ведь что мы видим? Недоступных вещей почти нет, по крайней мере в сегменте товаров на каждый день, в любой момент и время года ты можешь купить себе одежду нужного стиля или самую дорогую сумку, не записываясь в очередь в магазине (баеры тебе помогут). И вот в этот момент наступает прозрение, что при таком выборе в принципе нет смысла ни накапливать, ни желать большего.

То есть получается, что материальное больше не является предметом вожделения. Его можно получить в любой момент. Любому. Если нет денег, можно пойти в секонд, в пункт распределения благотворительной помощи, в церковь или специальную черити-организацию. Мы движемся в мир, где едой и одеждой обеспечены все желающие просто потому, что и того, и другого слишком много произведено для 7 миллиардов жителей.

В книге профессора Гарвардского университета Майкл Сэндел “Что нельзя купить за деньги” вопрос свободного рынка без ограничений рассматривается со всех сторон. Вывод – в условиях развитой экономики купить можно почти все – от самой элементарной одежды и косметики до материнства и полета в космос. Автор называет только две вещи без цены – дружбу и Нобелевскую премию (утраченное время не в счет). Профессор уверен, что дружба за деньги все-таки не может называться дружбой, а Нобелевская премия просто будет обесчесчена, если кто-то решит за нее заплатить.

Продолжает его мысль мой муж, футуролог Андрей Заблоцкий. Он уверен, что на смену нынешней экономики потребления скоро придет экономика дарения. Когда у каждого из нас будет все необходимое и даже больше, поэтому шоппинг мы будем делать преимущественно ради подарков и благотворительности. Так вот в покупке подарков самым ценным будет не сам факт покупки, а ответ на сложный вопрос “а точно ли у человека такой вещи еще нет”? А самым быстрорастущим сегментом производства будут новые нишевые продукты, придуманные изобретателями. То есть то, чего еще ни у кого нет.

Ну а пока мы переходим от экономики потребления в экономику дарения, новая парадигма диктует тратить деньги не на материальное, а на эмоции – путешествия, впечатления, яркие события и приятные ощущения.

Так что если вы вдруг задумались над подарком или новым бизнесом, думайте о сфере услуг. Забота и эмоции пока еще в моде, в отличии от часов и сумок.

Photo Pinterest

Share Button